Особые экономические зоны: что это такое простыми словами? Их функции, плюсы и минусы ОЭЗ и СЭЗ. Особенности их функционирования и регулирования.

Хороших доходов всем новым и постоянным читателям сайта 50baksov.ru!

Что такое особая экономическая зона или Свободная экономическая зона (сокр. ОЭЗ или СЭЗ) простыми словами

Говоря простым языком — это ограниченная территория с особым юридическим статусом по отношению к остальной территории государства. Часто особый статус выражается в льготных налоговых или таможенных условиях для национальных или иностранных предпринимателей. Главная цель создания таких зон — решение задач социально-экономического развития государства, отдельных регионов или отраслей.

В России системное развитие особых экономических зон началось в 2005 году, с момента принятия Федерального Закона об ОЭЗ 22.07.2005 года. ОЭЗ создается постановлением правительства РФ на срок до 49 лет без права продления.

Непростая ситуация в российской экономике заставляет федеральные власти предпринимать усилия по улучшению предпринимательского климата в стране, созданию благоприятных условий для инвестирования и одновременно по повышению эффективности бюджетных расходов в условиях дефицитности федерального бюджета.

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект № 14-28-00097 «Оптимизация российских внешних инвестиционных связей в условиях ухудшения отношений с ЕС») Института мировой экономики и международных отношений РАН.

А поскольку поддержка эта предусматривает среди прочего и федеральные инвестиции в обустройство инфраструктуры ОЭЗ, то неизбежно возникает вопрос об эффективности таких инвестиций и целесообразности их дальнейшего осуществления. К настоящему времени основным поводом для обсуждения эффективности ОЭЗ стала официальная информация Счетной палаты РФ (опубликованная 4 апреля 2016 г) о том, что «за 10 лет ОЭЗ так и не стали действенным инструментом поддержки экономики» .

Нельзя сказать, что претензии Счетной палаты РФ к ОЭЗ по поводу их низкой эффективности совсем беспочвенны, проблемы с их работой действительно существуют. Однако ситуация с ОЭЗ гораздо сложнее, чем она представляется во многих заявлениях федеральных чиновников (например, главы Контрольного управления Президента РФ К. Чуйченко ).

Во-первых, оценка результативности и эффективности ОЭЗ требует использования корректных методик, а таковые пока в деятельность федеральных властей не внедрены.

Во-вторых, и это главное, нельзя оценивать ОЭЗ в целом, а такие оценки нередки и в научной литературе. Несмотря на то, что речь идет об ОЭЗ, созданных в соответствии с единым федеральным законом об ОЭЗ, все ОЭЗ очень разные, и результаты их работы зависят от нескольких факторов: типа ОЭЗ, времени ее создания, выбранной для ОЭЗ территории и ряда других.

В-третьих, для ОЭЗ зачастую свойственны те же проблемы, что и для федеральной экономической политики в целом. Поэтому нужно отделять эти общеэкономические проблемы от проблем собственно ОЭЗ.

СУЩЕСТВУЮЩИЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОЭЗ

Существующие оценки эффективности ОЭЗ можно разделить на две группы — проводимые органами власти и в научных исследованиях. На федеральном уровне правила оценки эффективности ОЭЗ уже неоднократно пересматривались2, но в основе официально утвержденных подходов.

В данной статье речь идет об ОЭЗ, созданных в соответствии с федеральным законом от 22.07.2005 № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации».

Оценка результатов работы ОЭЗ за 2015 г. будет проводиться по Постановлению Правительства РФ от 07.07.2016 № 643 «О порядке оценки эффективности функционирования особых экономических зон» [15]. Прежде действовало Постановление Правительства РФ от 10.06.2013 № 491 «Об утверждении Правил оценки эффективности функционирования особых экономических зон» [17], еще раньше — постановление с таким же названием от 15.08.2012 № 833

В оценке эффективности ОЭЗ неизменно лежит сопоставление фактических и прогнозных (плановых) значений показателей функционирования ОЭЗ: количества резидентов ОЭЗ и созданных ими рабочих мест, осуществленных резидентами ОЭЗ инвестиций и бюджетных инвестиций, количества объектов инженерной инфраструктуры, объемов выручки и уплаченных налогов резидентами ОЭЗ.

Публикация Минэкономразвития России всех этих данных дает ценную информацию для анализа, но очевидно, что при предложенном подходе оценка эффективности ОЭЗ зависит не только от реальных результатов их работы, но и от качества прогнозирования, амбициозности планов региональных властей (ниже это будет показано на примере двух ОЭЗ, результаты работы которых будут рассматриваться более подробно).

В прежней методике еще одной ее составляющей была оценка места ОЭЗ в экономике территории, где эта ОЭЗ создана: отношение количества созданных резидентами ОЭЗ рабочих мест к численности трудоспособного населения муниципалитета, отношение выручки и налоговых платежей резидентов ОЭЗ соответственно к ВРП и общему объему уплаченных налогов в субъекте РФ.

Эти показатели, бесспорно, интересны, однако они тоже зависят не только от результатов работы ОЭЗ. Не менее значимый фактор -размеры муниципалитетов и субъектов РФ (чем крупнее регион, тем ниже в нем окажется роль ОЭЗ)1. Видимо, по этой причине оценка роли ОЭЗ в экономике регионов (или муниципалитетов) из действующей методики оценки эффективности ОЭЗ исключена.

Но в контексте поднятого вопроса о роли ОЭЗ в экономике территорий стоит сказать, что надежды федеральных властей на то, что ОЭЗ будут играть значимую роль в экономике страны в целом, просто удивительны. С 2005 г. и до второй половины 2010 г., когда уже в разгаре был экономический кризис, в стране былои созданы всего две промышленно-производственные ОЭЗ. Могли ли две промышленные площадки на всю территорию страны с более чем 80 субъектами РФ играть сколько-нибудь значимую роль в ее экономике?

Очевидно, что нет. Аналогичная ситуация с технико-внедренческими ОЭЗ. Их до 2012 г. было всего 4, тогда как наукоградов (не обязательно имеющих этот статус официально) в России насчитывается как минимум 6070 [2]. ОЭЗ могли бы стать значимым инструментом привлечения инвестиций в стране, если бы их было существенно больше по количеству. С 2010 г.

Например, по итогам 2019 г. по двум одновременно созданным промышленно-производ-ственным ОЭЗ в Татарстане и Липецкой области количество созданных резидентами рабочих мест отличалось в 2 раза, объем выручки — в 5 раз (в пользу Татарстана), но по роли в занятости и ВРП ОЭЗ имели почти одинаковые показатели. По объему уплаченных резидентами ОЭЗ налогов разрыв был двукратным в пользу Татарстана, зато по роли в экономике региона липецкая ОЭЗ была в 5 раз значимее.

Читайте также:  Как открыть в 2019-2020 году прибыльный Бизнес на изготовлении свечей в домашних условиях. Пошаговая инструкция от А до Я для начинающих свечеваров.

Процесс создания ОЭЗ активизировался, но говорить о роли большинства из них преждевременно, поскольку для запуска ОЭЗ необходимо время.

В официальной методике оценки эффективности ОЭЗ был предложен, тем не менее, вполне корректный, на наш взгляд, блок показателей — соотношения вложенных в обустройство инфраструктуры ОЭЗ средств федерального бюджета с инвестициями резидентов ОЭЗ и их налоговыми и таможенными платежами в бюджетную систему.

Другое дело, что на практике эти параметры федеральные власти до последнего времени не анализировали. Можно предположить, что из-за того, что такие показатели не могут быть одинаковыми на начальной и последующей стадиях развития ОЭЗ, а критериев оценки эффективности ОЭЗ в разные периоды их функционирования предложено не было.

В соответствии с действующей методикой оценки эффективности ОЭЗ предполагается рассчитывать четыре показателя эффективности: сводный и три частных, отражающих деятельность резидентов ОЭЗ, рентабельность вложения бюджетных средств в создание инфраструктуры ОЭЗ, деятельность органов управления ОЭЗ. Правда, оценивать предлагается рентабельность вложения только бюджетных средств.

Для этого предлагается сопоставлять сумму инвестиций резидентов ОЭЗ, инвестиций региональных и местных бюджетов в инфраструктуру ОЭЗ, уплаченных резидентами ОЭЗ налогов, объемов льгот по уплате налогов в региональные и местные бюджеты с суммой инвестиций федерального бюджета в инфраструктуру ОЭЗ и объемов налоговых и таможенных льгот по федеральному бюджету. Предложенный подход — оценка рентабельности только федеральных вложений в инфраструктуру ОЭЗ — спорен. Еще более значимая проблема — отсутствие пока подходов к сопоставлению ОЭЗ, с момента создания которых прошло разное время.

На практике (в т. ч. в названных материалах Счетной палаты РФ) федеральные власти оперируют еще одним показателем — соотношением направленных в инфраструктуру ОЭЗ бюджетных инвестиций и количеством созданных резидентами ОЭЗ рабочих мест. В целом по ОЭЗ значение показателя получилось действительно чрезмерно высоким — стоимость одного рабочего места оказалась эквивалентной средней заработной плате в стране за 25 лет.

Но помимо того, что необходимо учитывать различия между ОЭЗ (в разных ОЭЗ стоимость рабочего места разная), дешевизна создания рабочего места не может, на наш взгляд, в принципе служить критерием эффективности ОЭЗ. Ведь для России важнее создание высокопроизводительных рабочих мест, требующих значительных инвестиций, а не мест приложения низкоквалифицированного дешевого труда. Поэтому вполне достаточно сопоставления бюджетных инвестиций и инвестиций резидентов ОЭЗ.

Если последние считают высокую стоимость создания рабочего места экономически оправданной, то, скорее всего, так оно и есть.

С оценкой эффективности ОЭЗ в научной литературе ситуация сложилась неоднозначная. С одной стороны, только в России этой теме посвящены десятки публикаций. С другой стороны, принципиально продвинуться в решении проблемы они пока не позволяют.

Если обратиться к существующему опыту оценки функционирования зарубежных ОЭЗ (или их аналогов), то эта оценка, как и в России, основывается прежде всего на анализе информации о масштабах деятельности резидентов ОЭЗ: объемах их инвестиций, промышленного производства, уплачиваемых налогов, численности занятых, их заработной плате.

При наличии необходимой статистики данные по ОЭЗ сопоставляют с данными по более крупным территориальным единицам, стремясь оценить роль таких ОЭЗ в экономике регионов или страны в целом [3; 22; 23; 25]. Другой вариант — сопоставление показателей развития предприятий, которые не пользуются и, напротив, пользуются (располагаясь в ОЭЗ) государственной поддержкой, например, сопоставление производительности труда на предприятиях, их инновационности и т. п.. Однако реализация такого подхода чаще всего сталкивается с дефицитом статистических данных.

Другое направление оценки деятельности ОЭЗ, дополняющее расчет формальных количественных показателей, — оценка роли ОЭЗ в экономическом развитии стран на качественном уровне: например, в структурной перестройке экономики, в апробации новых инструментов государственной экономической политики.

Основная проблема проводимых оценок деятельности ОЭЗ, как, впрочем, и многих других мер государственной поддержки инвесторов, — невозможность сделать однозначные выводы о реальной значимости ОЭЗ для социально-экономического развития страны или ее регионов. В экономически развитых странах ОЭЗ, как правило, дают реальные результаты: новые предприятия создаются (осуществляются капиталовложения, появляются новые рабочие места, дополнительные налоговые платежи).

Однако никогда нельзя однозначно утверждать, что новые предприятия не появились бы и в случае отсутствия ОЭЗ, или же уже существующие предприятия не находились бы в более благоприятной ситуации без конкуренции со стороны новых (а такая конкуренция считается нечестной). А ведь именно это ключевой момент при принятии решения о том, целесообразно ли создавать ОЭЗ или нет.

Специфика российских исследований эффективности ОЭЗ, как нам представляется, заключается в следующем. Если авторы ставят задачу провести количественные оценки, то они вынужденно опираются на те данные,которые публикует Минэкономразвития России [6; 8; 12].

Есть работы, где предлагается новая система показателей для оценки эффективности ОЭЗ [7; 21] или только налоговых преференций в ОЭЗ [1]. Но, к сожалению, в условиях отсутствия необходимых общедоступных статистических данных апробировать предлагаемые методические подходы авторы объективно не могут.

В названных работах акцент делается именно на разработку новых систем показателей для оценки эффективности ОЭЗ. На наш взгляд, в нынешних условиях не менее, а может быть, и более важно определить критерии эффективности ОЭЗ, причем различающиеся в зависимости как минимум от времени, прошедшего с начала создания ОЭЗ.

При этом при разработке таких критериев можно отталкиваться от лучших практик функционирования ОЭЗ, в т. ч. в самой России. Важно, сопоставляя ОЭЗ, учитывать и особенности территории, где они создаются, хотя этот фактор успешности ОЭЗ сложнее поддается параметризации. Соответственно, ниже будет рассмотрено влияние этих факторов на успешность функционирования ОЭЗ.

Читайте также:  Как открыть цех по производству полуфабрикатов в 2019-2020 году. Пошаговая инструкция от А до Я для начинающих. Готовый бизнес-план с цифрами расхода и дохода, ожидаемая прибыль.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ УСЛОВИЙ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ ОЭЗ

Для понимания масштабов различий между типами российских ОЭЗ достаточно посмотреть на количество зарегистрированных к настоящему времени резидентов в них (табл. 1). При этом для учета времени создания ОЭЗ приводятся данные в разбивке по годам создания ОЭЗ, а число резидентов — только действующих на конец 2015 г. К лету 2016 г. в России было уже 34 ОЭЗ, т. к. в апреле 2016 г. была создана еще одна промышленно-про-изводственная ОЭЗ.

Как видим, фактически провальной оказалась идея создания в стране портовых ОЭЗ. Их создано всего три, немногочисленные резиденты появились только в аэропортовой зоне в Ульяновской области, в морских портах Советской Гавани (Хабаровский край) и Мурманска зоны «мертвы».

Базовой причиной провала в данном случае можно считать экономический кризис — требования к стоимости инвестиционных проектов в этом типе ОЭЗ велики, да и реально такие проекты требуют больших вложений1. Более того, только по портовым ОЭЗ есть пример ситуации, когда субъект РФ выиграл в конкурсе на право создания ОЭЗ (в 2008 г.), но ОЭЗ так и не была

По словам губернатора Мурманской области М. Ковтуна, при принятии решения о создании портовой ОЭЗ в Мурманске рассчитывали на освоение Штокмановского месторождения, которое в последующем было передвинуто на более поздние сроки.

С промышленно-производственными и технико-внедренческими ОЭЗ ситуация в целом выглядит неплохо. Другое дело, что после проведения конкурса 2005 г. новые технико-внедренческие ОЭЗ в стране почти не создавались, а пример созданного в 2012 г. «Иннополиса» в Татарстане — не самый показательный, поскольку, как и «Сколково», он создавался не на базе сложившегося научно-исследовательского центра, а «в чистом поле». Но даже в этой ОЭЗ в 2015 г. уже появились резиденты.

На результатах работы разных типов ОЭЗ не могут не сказываться довольно существенные различия по предоставляемым их резидентам преференциям. Но прежде чем говорить об этих различиях, важно сказать о том, что получение статуса резидента ОЭЗ связано для инвестора не только с преференциями, но и дополнительными обременениями (что как раз очень часто умалчивается).

В число таких обременений входят обязанность резидента ОЭЗ зарегистрироваться в определенном муниципальном образовании, запрет на филиалы и представительства за пределами ОЭЗ, прохождение процедуры получения статуса резидента ОЭЗ, подписание соглашения о ведении хозяйственной деятельности.

В таком соглашении прописываются и виды деятельности резидента ОЭЗ, и объемы его капитальных вложений, и сроки их осуществления. Несоблюдение условий соглашения влечет за собой необходимость заключения нового соглашения или же утрату статуса резидента (с возвратом недоплаченных в бюджет средств при использовании налоговых или таможенных льгот, в некоторых случаях даже с уплатой штрафов).

На все эти ограничения инвестору имеет смысл идти только тогда, когда они компенсируются очевидными преимуществами работы в ОЭЗ. Для про-мышленно-производственных ОЭЗ, как считается, таким очевидным преимуществом является наличие площадки, обеспеченной всей необходимой для строительства промышленного предприятия инфраструктурой, причем часто с бесплатным технологическим подключением к ней. Плюс действуют режим свободной таможенной зоны и налоговые льготы.

В технико-внедренческих ОЭЗ существенное преимущество — снижение ставок страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (изначально — единого социального налога)1. Кроме того, так же как и в промышленно-производственных ОЭЗ, готовится обустроенная инфраструктурой площадка, есть другие налоговые и таможенные льготы.

А у туристско-рекреационных ОЭЗ мер поддержки инвесторов оказалось явно недостаточно. Во-первых, принципиальное отличие этого типа ОЭЗ от двух предыдущих — отсутствие компактной территории. Такие ОЭЗ создаются в границах как минимум одного, а нередко и нескольких муниципальных образований, поэтому строящейся формально для ОЭЗ инфраструктурой могут пользоваться не только резиденты ОЭЗ, но и все другие приходящие в муниципалитеты инвесторы, да и туристы.

Данное обстоятельство к тому же означает, что туристско-рекреационные ОЭЗ — это яркая иллюстрация сложности выработки корректных подходов к оценке эффективности ОЭЗ, поскольку именно для этого типа ОЭЗ результаты бюджетных инвестиций в инфраструктуру не связаны исключительно с резидентами ОЭЗ, скорее надо оценивать в целом развитие туризма в муниципалитетах, на территории которых создаются ОЭЗ. Впрочем, у всех типов ОЭЗ есть определенный мультипликативный эффект, оценивать который федеральные власти не пытаются.

В туристско-рекреационных ОЭЗ режим свободной таможенной зоны не предусматривается, а предоставляемые налоговые льготы оказались весьма «скромными». Таким образом, значимых финансовых преференций резиденты данного типа ОЭЗ не получают, а для того, чтобы воспользоваться построенной на выделенные для ОЭЗ бюджетные средства инфраструктурой, становиться резидентом ОЭЗ необязательно. Неудивительно поэтому, что туризм развивается и на Черноморском побережье Краснодарского края, и в Калининградской области, но туристические ОЭЗ пришлось в этих регионах досрочно ликвидировать по причине отсутствия в них резидентов.

Ситуацию с налоговыми льготами поясним подробнее. Изначально, когда федеральное законодательство по ОЭЗ вступало в силу, во всех типах ОЭЗ было предусмотрено освобождение резидентов ОЭЗ от уплаты регионального налога на имущество организаций и местного земельного налога сроком на 5 лет. Органами власти на местах срок действия этих льгот мог быть продлен, региональные власти также могли снизить региональную ставку налога на прибыль (до 2009 г. — с 17,5 до 13,5%, с 2009 г. — с 18 до 13,5%) и предоставить льготы по региональному транспортному налогу, в т. ч. полностью освободив от его уплаты. Но эти же льготы региональные и муниципальные власти могли предоставлять любым инвесторам на любой территории.

В качестве примера вполне конкретного объекта можно назвать мост через реку Катунь, который расположен на дороге, ведущей в ОЭЗ «Бирюзовая Катунь» в Алтайском крае. Реально роль моста гораздо больше: он связывает Алтайский край и Республику Алтай, снижает нагрузку на Чуйский тракт.

Налоговая поддержка инвесторов в регионах практиковалось довольно широко, поэтому получить названные налоговые льготы можно было, не становясь резидентом ОЭЗ. Для резидентов технико-внедренческих ОЭЗ дополнительно было предусмотрено уже названное значимое снижение платежей с фонда оплаты труда, а резиденты промышленно-про-изводственных и туристско-рекреационных ОЭЗ получили право лишь на особый порядок исчисления налога на прибыль, который не имел особого значения.

Читайте также:  Как открыть ломбард: пошаговая инструкция для начинающих от А до Я. Нюансы регистрации юр. лица, оформления и документации. Подводные камни, о которых важно помнить.

На более серьезные налоговые преференции для резидентов ОЭЗ федеральные власти пошли только в условиях экономического кризиса: в конце 2011 г. были внесены поправки в Налоговый кодекс РФ, благодаря которым:

  1. региональные власти получили право снижать ставку налога на прибыль ниже 13,5%, причем 13,5% — это максимальная ставка, которая может быть установлена в субъектах РФ для резидентов ОЭЗ;
  2. для резидентов технико-внедренческих ОЭЗ и объединенных в кластер туристско-рекреационных ОЭЗ федеральная ставка налога на прибыль была установлена в размере 0% (вместо 2%);
  3. срок действия льгот по имущественному налогу был продлен до 10 лет (с сохранением возможности еще большего его продления решениями региональных властей).

Таким образом, в последние годы масштаб налоговых льгот стал в гораздо большей степени зависеть от решений региональных властей. При этом далеко не во всех регионах пошли на снижение региональной ставки налога на прибыль ниже 13,5%. По данным Минэкономразвития России, на уровне 13,5% ставка осталась во всех технико-внедренческих и туристско-рекреационных ОЭЗ (или же соответствующее законодательство вообще не было сформировано).

Иначе говоря, власти регионов с туристско-рекреа-ционными ОЭЗ не стали предпринимать особых усилий по снижению налоговой нагрузки для резидентов ОЭЗ, и налоговые льготы для них так и остались «скромными». Напротив, в субъектах РФ, где созданы промыш-ленно-производственные ОЭЗ, региональные власти воспользовались предоставленным им правом снижать ставку налога на прибыль (подробнее ниже), тем самым еще больше усилив привлекательность этого типа ОЭЗ для инвесторов.

Фактически министерство приводит данные на первую половину 2013 г., что само по себе негативно характеризует качество федеральной политики по продвижению ОЭЗ. По другим данным, решения по снижению региональной ставки налога на прибыль ниже 13,5% в технико-внедренческих и туристско-рекреационных ОЭЗ не принимались и в последующие годы.

ФАКТОРЫ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ПРОМЫШЛЕННО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОЭЗ

Детальнее влияние разных факторов на результаты работы ОЭЗ покажем на примере промышленно-производственных зон. Этот тип ОЭЗ удобен для анализа по нескольким причинам. В целом промышленно-производствен-ные ОЭЗ считаются относительно успешными, поэтому проблемы развития отдельных ОЭЗ этого типа связаны скорее со спецификой каждой из ОЭЗ, а не общими недостатками ОЭЗ как инструмента инвестиционной политики. Число резидентов ОЭЗ не слишком велико.

Создание промышленно-про-изводственных ОЭЗ происходило наиболее равномерно по годам , что позволяет сопоставлять результаты ОЭЗ, начавших функционировать в разных макроэкономических условиях. Мотивы выбора регионов для создания ОЭЗ тоже были разными, что позволяет оценить значимость для развития ОЭЗ специфики ее территории.

Одно из изменений — снижение требований к минимальной стоимости инвестиционных проектов резидентов промышленно-производственных ОЭЗ. Изначально инвесторы должны были осуществить капитальные вложения в сумме, эквивалентной не менее 10 млн евро, в т. ч. не менее 1 млн евро в течение первого года деятельности. В конце 2009 г. сумма была снижена до 3 млн евро (с сохранением требований по первому году), в конце 2011 г. — зафиксирована в рублях — 120 млн руб., из которых 40 млн руб. капиталовложений стало возможным осуществлять в течение первых 3 лет деятельности.

Снижением требований к инвестиционным проектам можно было бы объяснить всплеск интереса инвесторов к ОЭЗ в 2011 г. ( в один год объясним тем, что инвесторам необходимо время для принятия решения). Поэтому позитивную роль сыграл скорее проявляемый властями интерес к развитию ОЭЗ.

Источником информации по заявляемой стоимости инвестиционных проектов резидентов ОЭЗ являются новостные ленты (в т. ч. Минэкономразвития России), а также интернет-сайты компаний.

Расширение налоговых льгот для инвесторов сыграло, видимо, более значимую роль. Органы власти всех субъектов РФ, где созданы промыш-ленно-производственные ОЭЗ, воспользовались данным им правом снизить ставку налога на прибыль ниже 13,5% . При этом отличаются не только параметры налоговых льгот, но и сроки их введения.

ОЭЗ КАК ЗЕРКАЛО ОБЩЕЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

В ходе критики ОЭЗ нередко называются проблемы, существование которых нельзя отрицать, но которые имеют отношение не только к ОЭЗ, но и ко всей российской экономике. Такие проблемы, безусловно, необходимо решать, но отказ от ОЭЗ этому способствовать не будет. В числе подобных проблем можно назвать следующие.

Первая — это целый комплекс проблем, связанных с инвестициями из федерального бюджета: срыв сроков освоения выделяемых средств (в т. ч. путем отправки части денег на депозиты ответственных за их освоение госкомпаний), завышенная стоимость проектов, несовершенство процедур отбора поддерживаемых инвестиционных проектов и т. д., и т. п.

Вторая проблема — нерациональное распределение полномочий между федеральными и региональными властями: постоянно поднимается вопрос о недостаточности полномочий регионов в экономической сфере. ОЭЗ вплоть до последнего времени управлялись преимущественно федеральными структурами, и только сейчас идет процесс передачи управления ОЭЗ региональным органам власти, которые в гораздо большей степени заинтересованы в получении реальных результатов работы ОЭЗ.

Неспособность федеральных властей сразу предложить оптимальную схему управления ОЭЗ (а меняется она уже не в первый раз) — это еще не свидетельство неэффективности ОЭЗ как инструмента инвестиционной политики как такового.

Третья проблема — это дублирование схожих по своей сути инструментов федеральной инвестиционной политики со всеми вытекающими негативными последствиями (включая запутанность системы поддержки для инвесторов). В СМИ появилась даже информация о том, что есть президентское поручение разработать единые подходы к созданию ОЭЗ и их аналогов . Вместе с тем это не означает отказа от самой идеи — привлекать инвесторов путем обустройства необходимой для них инфраструктуры, предоставления налоговых и других финансовых льгот, снижения административных барьеров.

Пожалуйста, поделитесь этой статьей в любой из социальных сетей:
Добавить комментарий