Как в 2019 году найти работу в Южной Корее и кем можно устроиться? Реальные истории и отзывы гастробайтеров

Как уехать на работу в Южную Корею в 2019 году?

Хорошего вам настроения, уважаемые гости проекта 50baksov.ru! Сотни россиян каждый месяц отправляются в Южную Корею на нелегальные заработки. Строят дома, собирают урожай, добывают морепродукты. Словом, поднимают экономику чужой страны.

Личная история, как я уехал в Корею на заработки

— Слушай внимательно: доезжаешь до Гванджу, ночуешь, утром пересаживаешься на автобус до Тамкока, там — на паром до Камиля, тебя встретят и устроят.

С агентом Юной мы сидим на скамейке в зале аэропорта Инчон — одного из крупнейших в мире. По договоренности с хабаровским агентством, которое отправило меня на заработки в Южную Корею, Юна встретила меня и снабдила инструкциями по дальнейшему продвижению до конечной точки на юге страны — острова Камиль-до.

На острове десятки частных хозяйств, которые многие годы поставляют на азиатский рынок деликатесную морскую капусту ташиму. Этот бизнес семейный, но не так давно его владельцы поняли: чем горбатится на морских фермах самим, гораздо выгоднее нанять рабочую силу из-за рубежа.

Мне обещали много работы и много денег. Переводя на калькуляторе местные воны в рубли, получалось около пяти-шести тысяч рублей в день.

Главное, после прилета как можно натуральнее изображать из себя туриста, которому кроме местных достопримечательностей ничего не нужно. Если таможня заподозрит в тебе мигранта, прибывшего за «длинным рублем», то сразу отправят в сторону дома. Работать где ни было в Корее гражданам СНГ запрещено.

В преддверии зимней Олимпиады подозрительность людей в форме усилилась в десятки раз. Говорят, разворачивают назад иногда — целыми бортами. Но я — вылитый турист. Даже сосиски в рюкзаке не проверили.

Юна — русскоязычная кореянка, получившая гражданство своей исторической родины. Она отлично знает язык, легко читает иероглифы. Агентов из России, подрабатывающих в Корее трудоустройством мигрантов — сотни. За каждое такое сопровождение представитель агентства получает свой процент. По договору гарантированы работа, ежедневная зарплата и урегулирование возможных финансовых и бытовых споров.

— Бывает, хозяева платят зарплату или не каждый день, или не полностью, — предупреждает девушка. — Пишите сразу по ватсапу. А еще лучше, купитес им-карту за 1,5 тысячи рублей, и звоните.

На тот момент мои расходы составили: 10 тысяч рублей за гарантию трудоустройства и 13 тысяч рублей на перелет. Переезд от аэропорта до капустных краев облегчил кошелек еще на пять тысяч рублей. Сим-карту я решил покупать в крайнем случае.

Дорога до Гванджу заняла около четырех часов. Главное впечатление — от дорожной инфраструктуры. Чего стоит лишь 10-километровый мост с Инчона до материка. Многоуровневые развязки, тоннели, четкая разметка, чистые автомобили и, главное — идеальные дороги. Кстати, за все время пребывания в Южной Корее не увидел ни одной аварии.

Агент поделился со мной еще одним секретом, который в будущем ни раз пригодился: жить в сауне. Сами корейцы чуть ли не каждый день после работы приходят сюда помыться, погреться, заодно перекусить, посмотреть телевизор и поспать. В стране куча холостых мужиков, спешить им некуда.

Саун в каждом городе много, они отличаются сервисом, количеством этажей, парных, бассейнов, комнат отдыха. Стоимость в пересчёте на наши деньги — от 600 до 1200 рублей за сутки (одноместный номер в гостинице стоил около 3 трех тысяч рублей). Расположены они, как правило, в торговых центрах, соседствуя с разнообразными ресторанчиками.

В одном из них я и поужинал, заплатив за большую чашку лапши с бульоном 500 рублей. Это дорого, в городских столовых можно купить лапшу и за 150 рублей, а в супермаркетных стаканчиках еще дешевле.

Рано утром я уже плыл на пароме. Камиль встретил туманом и силуэтом мистера Кима на берегу. Этот агент непосредственно соединяет работодателя и работника. По слухам, за каждого мистер Ким получал от хозяина фермы около 9 тысяч рублей.

Он устроил меня в небольшом гостиничном номере с телевизором, вентилятором и матрацем на полу. И побежал договариваться за нового русского.

По батареям пустых бутылок в коридоре и на улице, я понял, что моих соотечественников в округе не меньше роты. На острове трудились россияне из Улан -Удэ, Владивостока, Хабаровска, Иркутска, Омска. Часть — завсегдатаи, из года в год приезжающие в сезон «рубить капусту».

Хозяева предпочитают молодых и худеньких — чтобы больше работали и меньше ели. Мужчины добывают ташиму и транспортируют, женщины раскладывают ее на земле и сушат. Позже в супермаркете я увидел конечный продукт — 200 грамм по 1200 рублей.

Вечером в номер постучалась познакомиться бурятка Дарима. Она жила до не давних пор на соседнем острове Синдо. За месяц заработала на ташиме 2,8 миллиона вонн, почти 160 тысяч «деревянными». Из-за отсутствия магазина и вайфая, выпросилась на Камиль. К слову, почти на всей территории Кореи целых две сети бесплатного Wi-Fi.

— За один сезон мы добываем шесть — восемь грузовиков капусты, — рассказал мне вечером приморчанин Олег в уличном кафе. — На зарплату троих работников, включая расходы на агента, саджану — хозяину достаточно продать одну машину. Все остальное — его чистый навар.

Еще один вид работ на острове — уход за моллюсками, их выращивают на плантациях прямо в море. А рядом со многими домами высятся целые заборы сеток с уложенными в них пустыми ракушками. Этот труд дешевле в два раза, потому как не сложный. Ходишь, поливаешь ракушки водой, отбираешь те, что выросли до кондиции.

Некоторые агентства по трудоустройству, которые как грибы стали появляться в России, были созданы бывшими работниками вот таких капустных и ракушечных плантаций.

Мистер Ким безрезультатно договаривался насчет меня два дня. То ли мой брутальный вид пугал хозяев, то ли из-за начинающегося сезона дождей они не согласились брать в семью «лишний рот». Ведь владельцы фермы должны обеспечить работника не только жильем, но и трехразовым питанием. А сбор ташимы — всего три-четыре недели в году, после чего капуста становится непригодной для продажи. После долгих и бесплодных смотрин решили меня отправить обратно на материк, в поля.

ЭТАЖ ЗА ЧЕТЫРЕ ДНЯ

По большему счету работа на полях в Южной Корее считается женской. Отражается это целым миллионом «вонючек» меньше, чем на море. Собирать картофель или баклажаны с семи утра до семи вечера, в летний зной или месить грязь на полях после дождей — то еще удовольствие.

Выгодно попасть на сбор арбузов, — рассказывал мне в автобусе казах Асхат. — Можно заработать и 150, и 200 долларов в день, как договоришься с саджаном. Но это самая тяжелая работа, только узбеки выдерживают. А русские сбегают с арбузных плантаций через день с надорванными руками. Нагрузят в одноколесную тачку гору арбузов, вези ее по кривым тропинкам между рядками. Мало того, что навык надо иметь, так за каждый разбитый арбуз — штраф. А зарплата зависит от того, сколько бригада за день арбузов загрузила.

Асхат с земляком Сириком в Корее — с сентября прошлого года. Они уже прожженные нелегалы. Если их поймают сотрудники миграционной службы, то арестуют и вышлют из страны с запретом на ее новое посещение. Но вышлют только тогда, когда у них будут деньги на авиабилет, а до тех пор — тюремная камера. Хорошо на островах почти нет полиции. В больших городах приходится оглядываться.

Работали они и на стройках, и на капусте. Дома — семьи, дети. Каждый месяц стараются выслать хотя бы тысячу долларов. Но пока больше расходов. За полгода различным агентам за трудоустройство Асхат заплатил больше тридцати тысяч рублей. А трудоустраивали по-честному не всегда.

Нынче вариант вроде верный. Бывший саджан вновь зовет к себе в Андонг на строительство десятиэтажки. Зарплата — почти сто долларов в день. Я еду с ними, терять нечего. Агенты сообщают: с этого момента больше за меня не отвечают.

Мы проехали полстраны до самого дома саджана на такси за десять тысяч рублей. Так было безопасней для ребят и быстрее.

И уже в шесть часов следующего утра вышли на стройку. Чем она хороша: в пять часов дня ты свободен. Хозяин сам развозил всех работников на объект и по домам, кормил на убой в кафе три раза в день, обязательными были два 15-минутных перерыва с соком и чокопаем.

Читайте также:  Какой должна быть правильная Мотивация персонала в организации в 2019-2020 году? Лучшие способы мотивировать подчиненных эффективно работать без профессионального выгорания.

По-корейски специальность называлась «моксу». Моксушник — плотник-бетонщик по-нашему. Заходишь на готовый этаж и специальной монтировкой отрываешь помы — сборные конструкции, в которые заливается бетон. Нюансы понимаешь быстро — надо оторвать крючки, крепящие пом, поддеть его и дернуть. Вовремя отскочить или убрать ноги, чтобы не отдавило — эти щиты бывают весом до десяти килограммов. Также отрываются тяжеленые углы, нижние и верхние балки, фанера, крепящая потолок. Для безопасности выдали каски, а вот аджоны (защитную обувь с металлическими стелькой и носком) пришлось покупать потом самому.

Все конструкции и инструмент через отдушину в потолке закидываются вручную наверх, где уже гремят молотки — начинаем сборку новой опалубки. В четыре дня возводили по этажу.

Честно признаться, раньше к стройке я отношения практически не имел. Тут нужны опыт и сноровка и, конечно, знание инструментов на корейском. Что кому подать, куда идти, что делать — понимаешь далеко не сразу, а работать надо быстро. У десятка китайцев все получалось ловко, они понимали специфику работы и язык, и платил им саджан гораздо больше.

Работать приходилось в душных непроветриваемых помещениях, истекали потом и, местами, кровью. Через десять дней от постоянных болей я просто не мог оторвать спину от матраса.

— У саджана нет времени учить вас с Сириком, — виновато переводил Асхат. — Ему проще нанять еще нескольких китайцев. Зарплату за все отработанные дни он тебе вышлет. Езжай в Ансан, там есть русские и работа.

Обещание свое саджан сдержал.

ЧТОБЫ ДЕНЬ НЕ БЫЛ В МИНУС

Ансан — многомиллионный промышленный пригород Сеула. Здесь расположены сотни пищевых, химических, фармацевтических и других заводов. Только одно маленькое предприятие, на котором я пару недель гнул арматуру, в смену выдавало 200 тонн продукции. Общие объемы строительства и производства — космические.

Когда начинается дождь, корейцы стараются не выходить из дома: ядовитые осадки считаются одной из причин плешивости местных жителей.

В Ансане также множество бирж труда, самушелей. С зарплаты каждого наймита они берут по 10%. На любом орбайте один и тот же разговор: где найти денежную работу.

— Чем хорош самушель: хочешь идешь на работу, хочешь — нет, — объяснил мне кореец Алик с Сахалина. — Но тогда пропущенный день у тебя в минус, придется самому покупать еду, тратить уже заработанные деньги на дорогу, сигареты. Здесь все дорого. Потому купи проездной в любом магазине на все виды транспорта, включая метро. А курить брось.

Найти биржу, которая трудоустроит русского на завод или на стройку — большая удача. Миграционная служба в этой части страны работает внимательно и жестко. На улицах люди в салатовой форме проверяют документы у иностранцев, на производстве регулярно случаются облавы. Если поймают на работе, то по закону за каждого нелегала предприятие штрафуют на 15 миллионов вонн. У бдительных мигрантов ушки на макушке, и они всегда готовы пуститься наутек, было бы куда бежать.

Рассказывают, в преддверии футбольного чемпионата мира из страны выслали почти всех мигрантов. В результате, экономика Кореи упала почти вдвое: хангуки за такую зарплату пахать на ломовой работе давно отвыкли, заводы не могли обеспечить заказы и банкротились. Пришлось возвращать.

Сегодня в этом городе работают тысячи мигрантов: пакистанцы, китайцы, непальцы, малазийцы, африканцы. И много, много русских и русскоязычных со всего Союза. Особенно много корейцев из Приморья, Сахалина, Узбекистана. Их в отличие от коренных жителей — хангуков, называют вигуками.

Те, кто перебрались на историческую родину на постоянное место жительства, работают также как все — женщины в обслуге гостиниц и саун, мужчины — на стройках и заводах. Их обучают родному языку и местным законам, значит, возможностей больше. Единицам удается открыть кафе или магазин. И тем, кому надоел рис, не сложно отыскать свежий хлеб, отведать горячего борща или самсу. Только не дешево.

Косте из Уссурийска повезло с женой — кореянкой, они получили пятилетнюю визу. Мы познакомились перед его отъездом в Россию. В Ансане на заводе металлоконструкций супруги на пару зарабатывали 4,5 тысяч долларов в месяц. Через два года купили трехкомнатную квартиру, отремонтировали и обставили.

— Трудились без выходных, часто ходили в «яган» — ночные смены, они оплачиваются больше, жили в общежитии при заводе, на всем экономили, — рассказывал парень. — Пока на жизнь нам хватит, отдыхать будем долго.

Мигранты, ограниченные двумя-тремя месяцами пребывания, селятся компактно по национальному признаку, недалеко от биржи, чтобы меньше тратиться на дорогу. Самое дешевое жилье — кошевон, общежитие, обходится в 12-13 тысяч рублей в месяц. Примерно, трехдневный заработок. Это малюсенькая комнатка, куда помещается лишь кровать и чемодан. Наиболее выгодный вариант — снять однокомнатную квартиру на двух-трех человек.

Мне этот вопрос решить так и не удалось. Ночевал в саунах, в парках и на крышах, и в церкви для мигрантов, и у случайных добрых знакомых.

Аслан, приютивший меня на пару дней, знает все о жизни в Корее: живет нелегалом уже 12 лет, «малярит» на крупном заводе. Несмотря на то, что работа сезонная, в состоянии арендовать двухкомнатную квартиру, которая с интернетом, электричеством и коммуналкой обходится почти в 30 тысяч рублей. При этом необходимо было заплатить хозяину 120 тысяч в качестве залога. К тому же мой знакомый любит общаться с кореянками, что даже для большинства хангуков — дорогое удовольствие. Периодически у Аслана появляется аллергия на краску: слезятся глаза, краснеет кожа.

— Везде есть плюсы и минусы: на заводе больше трудишься, однако меньше получаешь, работа, как правило, не сложная, — учит он. — На стройке заработаешь больше, но есть риск упасть или на гвоздь наступить. А попадешь на камни, которыми облицовывают фасады зданий, то и сломаться не долго. Комфортно строить теплицы, хотя это временный вариант или грузчиком на почтовом терминале, где работают прохладными ночами. Правда, там негры, отдых короткий, едят и спят прямо в туалете. В любом случае из тебя все соки выжмут. Главное, чтобы здоровья хватило.

Свою работу я нашел все-таки через самушель. На автомобильном заводе, мы прессовали усиление для кузовов автомобилей марки «Шевроле». Десятки прессов, сотни рабочих. Есть большие прессы, за которыми стоят группами — один кладет заготовку, другой переворачивает, третий снимает, четвертый укладывает. Для производства некоторых деталей несколько прессов объединяют в одну линию.

Есть прессы одиночные. Левой рукой взял стальную пластину — положил, нажал на кнопки, правой рукой убрал на линию в стопочку. И так четыре-пять тысяч раз за смену. Для каждой детали — свой захват, свое движение. Двойные перчатки, обмотанные для надежности изолентой, не выдерживают острых кромок и рвутся через пару часов. Кто порезался — сразу отчисляется навсегда.

Все вокруг бумкает и грохочет. У бригадиров нет времени что-то объяснять. Носясь между нами на вертких погрузчиках, они контролируют весь процесс, меняют оголовки, увозят корзины с готовой продукцией на склад. Сидеть нельзя, отдыхать нельзя, транспортерная лента движется, заказ оплачен, заказчик ждет товар.

Выпал из общего ритма, переставят на менее ответственную работу или уберут вовсе.

После первой смены гудят ноги, ломит спину, в голове — опилки. Есть два пятиминутных перерыва, полчаса на обед и ужин. Самая тошниловка начинается после шести часов вечера, когда ты понимаешь, что надо отработать еще три часа. Кажется, что это невозможно.

Зачем нужен этот ад, пусть и за четыре тысячи рублей в день? Но скоро ко всему привыкаешь, поешь песни, дабы не заснуть от монотонности и жуткой жары, ставишь рекорды собственной производительности, и вспоминаешь родных, чтобы убить нескончаемый поток времени.

Интересно, что через самушель на наш завод ходили и почтенные хангуки. Они здесь вкалывали молодыми в штате. Семьи нет, пенсии нет: капитализм же махровый. А делать они ничего кроме своей работы не научились. И жизнь у них — одна работа. На заводах даже ввели два коротких дня, чтобы дети хоть родителей видели. Но все бесполезно, работают в Корее от студенческой скамьи до гроба. Иначе день — в минус.

Через месяц я с облегчением прощался с этой удивительно трудолюбивой страной. Много денег заработать не удалось. Говорят, с первого раза — это редкость. Многие рискуют и приезжают во второй и в третий. Если что, дорогу теперь знаю.

Реальные отзывы про трудоустройство в Корее

Проведённый недавно анализ запросов пользователей показал, что работу в Южной Корее ищет больше людей, чем в США, Канаде, Финляндии, Китае. В целом среди стран, не относящихся к республикам бывшего СССР Корея находится на третьем месте по популярности после Польши и Германии. И это при том, что консульство этой стремительно развивающейся азиатской державы с превеликим трудом даёт рабочие визы русскоязычным гастарбайтерам. На сайте дипломатического ведомства весьма доступно написано, что гастарбайтеров здесь не ждут. А вот туристы и бизнесмены – welcome!

Читайте также:  Тайм менеджмент: что это такое простыми словами. Самые эффективные техники, методики, книги и приёмы по управлению рабочим временем.

Несмотря на строгий пограничный режим и суровые штрафы попавшимся на нелегальном трудоустройстве, весь Дальний Восток России пестрит объявлениями о высокооплачиваемой работе на Азиатского Тигра. А она там действительно есть и оплачивается неплохо. «i» собрал материалы непосредственно от очевидцев, выезжавших на нелегальные заработки, и предлагает их вам для самостоятельного анализа.

Владимир (имя изменено):

— В основном работа связана с сельским хозяйством: уборка лука, арбузов, работа в парниках, сбор ягод, чеснока, заготовка морской капусты, картофеля и уход за съедобными улитками. Оплата за работу выходит приблизительно от 4.000 до 6.500 в переводе на российские рубли, оплата, разумеется в корейских вонах, как правило ежедневно. В зависимости от ситуации, но большинстве случаев, работодатель обеспечивает жильём и трехразовым питанием.

Есть работа на разгрузке почтовых отправлений, есть работа на стройках: всё это гораздо тяжелее, но и оплачивается тоже выше. Квалифицированный рабочий на хорошей корейской стройке может получить до 10.000 рублей в день. Разумеется, никаких налогов с этих выплат государство не получает, поэтому специальные службы очень внимательно отслеживают гастарбайтеров.

При поимке страдают все: нелегалу грозит депортация и внесение в «черный список» на срок до 5 лет, нанимателю – крупный денежный штраф. Но ехать на заработки будут всё равно…

Антон (имя изменено):

— Своеобразный «кастинг» проходит уже на пограничном контроле, это как бы игра – кто кого перехитрит. Отсев на въезде очень большой, особенно среди граждан Узбекистана: эти кучкуются толпами по 30 человек и практически сразу в рабочей одежде – ну какие из них «туристы»?

Странно, что те, кто помогал им выехать на заработки, не подсказали, что границу лучше проходить максимум группой в 3–4 человека и иметь хотя бы минимально нерабочий вид. Корейцы тоже не дураки, им нужна дешёвая рабочая сила, но откровенно закрывать глаза на поток рабсилы не могут и не будут. Есть игра – соблюдай правила. Главное – прорваться и не попадаться в Корее, за 2 месяца можно успеть заработать около 250.000, из которых, в зависимости от ваших затрат, вы привезёте домой от 80.000 до 200.000…

Сергей (имя изменено):

— «Кинут» или «не кинут» – вопрос философский. Театр начинается с вешалки, работа за границей – с «проводника». Люди попадают в Корею разными путями, и сложившиеся стереотипы на счёт того, что все фирмы–посредники – мошенники, как раз тут не срабатывают. В корейском варианте самый наихудший вариант – действовать самостоятельно или по рекомендации знакомых, которые оттуда вернулись и сохранили контакт «саджана» – куратора по найму.

В первом случае теряется очень много времени и денег (а страна в целом недешёвая) до тех пор, пока не найдётся достойный наниматель. При этом работник без рекомендации (читай – не направленный к нанимателю или куратору рекрутинговой компанией) – «сирота», обидеть которого может каждый. Жаловаться на невыплату денег уже будет некому, гастарбайтер на нелегальном положении и «качать права» не в состоянии. Другое дело, что с корейскими традициями ежедневных выплат «кинуть» вас могут лишь на дневное жалованье, ну и сколько-то дней потеряется в поисках нового места работы.

«Саджан», если на него нет механизма воздействия со стороны рекрутинговой компании тоже воспринимает работника как бесправное существо, и если в «понятийно» оформленных отношениях его комиссия не больше 150$, то с одинокого соискателя сдерёт столько, сколько и говорить неприлично.

— Кто-то «ведётся» на предложения рекрутеров об оплате комиссии после первой зарплаты, это на самом деле плохой вариант, хоть и кажется нормальным. В первую очередь это говорит о том, что, во-первых, вам будут платить раз в месяц а не раз в день, что уже ставит вас в зависимое положение, а во-вторых, что рекрутер контролирует канал прохождения вашей зарплаты и в реальности сможет вычесть из неё сколько угодно. Жаловаться, напомню, некуда.

— Агенты в России берут комиссию от 10.000 до 20.000 рублей, это не считая ваших транспортных расходов: парома, автобусов, электричек по Корее до места работы. Есть агентства, работающие уже несколько лет и имеющие в этой сфере «репутацию».

По крайней мере в случае трудоустройства через компанию есть понятная принимающая сторона, и есть кому предъявлять претензии в случае задержки или невыплаты зарплаты. По каким-то причинам цепочка влияния из России на местных «саджанов» в большинстве случаев имеется. Конечно же, это всё справедливо, если работник реально заработал эти деньги, а не вверг нанимателя в убыток…

— Признаки хорошего агента – сопровождение «от и до», как правило в составе групп, с сопровождающим, с инструктированием по экипировке, прохождению границы, с полной организацией обустройства и всего, о чём вообще может болеть голова на чужбине.

Не забывайте, что в любом случае делиться приходится на два фронта – комиссия агенту в России разово до трудоустройства и агентские с каждой выплаты вашему «саджану». Если работник зарекомендовал себя ответственным и честным, с ним в большинстве случаев тоже поступят честно…

Андрей (имя изменено):

— Конечно, работать придётся в условиях лучших, чем работают гастарбайтеры из Азии в России, но своя негативная специфика тоже имеется. В целях экономии наниматель может попытаться устроить «гетто» для сотрудников, заселяя их по 10-15 человек в помещение, конечно об отдыхе и нормальной производительности труда при таких условиях жизни говорить не приходится.

Нормой считается до 4-5 человек в комнате, хотя жители азиатских республик бывшего СССР и по 15 нормально живут, ну да им виднее. Славяне сразу стараются устроить свой быт по цивилизованней. Насчет 6–дневной рабочей недели – это норма, особенно на заводах. Считается, что работа на заводах легче (да и заработки там ниже), зато это компенсируется шестидневкой и длинным рабочим днем – часов 10 точно.

— В сельское хозяйство выгоднее идти в период с августа по октябрь. Если в обычные месяцы за «сезон» (2 месяца – прим. ред.) можно получить 180.000 рублей, ранней осенью – аж до 300.000. Самое паршивое время для выезда – сезон дождей, примерно с середины июня до середины или конца июля: в дождь и на поле не выйти, и даже некоторые заводы и стройки простаивают.

Оплата подённая, а 2 месяца заканчиваются ой как быстро. К тому же наниматель обязуется кормить людей только в рабочий день, так что в дождливый вынужденный «выходной» ещё и деньги на питание приходится тратить. Хорошо если 80.000 в месяц в итоге выходит.

— Зимой нет практически никаких сельхозработ, только заводы. Желающих меньше не становится, а вот число рабочих мест ограничено, так что больше 100.000 в месяц в зиму привезти вряд ли удастся. И то, это при условии, что вы едете туда исключительно работать, работать и работать. В целом, отношение к русскоязычным гастарбайтерам за десятилетие ухудшилось. Корейцам важна стабильность и уверенность, что этот человек придёт и завтра и будет работать так же качественно.

Всё больше на заработки стало приезжать маргиналов, алкоголиков, ранее судимых. На фоне трудолюбивых и непьющих тайцев и филиппинцев, которые нелегалами «зависают» в Корее на годы, весь этот сброд, живущий одним сегодняшним днём, формирует негатив в отношении всего народа. Кстати да, тема с многолетней нелегальной работой тут тоже развита.

Если умеешь не попадаться миграционной полиции и дома толком ничто не держит, работай и копи денежку годами, понимая что в случае «депорта» эта лавочка прикроется минимум на пятилетку. Хотя периодически корейцы устраивают «миграционную амнистию» и открывают возможность нелегалам покинуть страну без последствий и применения «банхаммера»…

Александр (имя изменено):

— На мой взгляд, ехать стоит. Хоть и нелегал, а платят нормально и в общем-то честно. Если уж совсем работаешь из рук вон плохо, за этот день заплатят, но попросят чтоб завтра уже не приходил. Лентяи не нужны. С жильём работодатель обычно вопрос решает, с едой тоже. Еда, кстати, в целом похожа на русскую, тот же рис, лапша, ну может чуть больше острая.

Бесплатный wi-fi есть практически по всей стране. Корейцы любят трудоголиков, их замечают и приглашают работать снова и снова. Не любят нанимать крупных, грузных мужчин, считается что такие много и долго едят. Сколько в итоге вы привезёте заработанных денег, зависит только от вас. На одной и той же работе, в зависимости от вашего образа жизни в нерабочее время, в сухом остатке выйдут совершенно разные суммы.

Читайте также:  Банковское дело: что это за профессия и стоит ли на неё учиться? Колледжи, ВУЗЫ и курсы для будущих банкиров. Актуально на 2019-2020 год.

И чтоб привезти нормально, вовсе не обязательно питаться одним «дошираком» и капустой. Что касается сезона в 2 месяца, это выгодно только жителям Дальневосточного региона, билеты дешёвые. Тем, кто собирается на заработки из Центральной России или Украины, с поправкой на дорогу и её стоимость, проще попробовать оформить туристическую или медицинскую визу на 90 дней. Прибавка к безвизовым 60–ти всего месяц, но свою положительную роль она сыграет.

Ну и никто не отменял местный вариант «визарана» – взять на пару дней билеты до Владивостока и обратно, таким образом получить еще 60 безвизовых дней. Насчёт депортаций – да, штука серьёзная, но корейцы тоже люди и всё понимают. Вон, перед каждой Олимпиадой или Чемпионатом начинают масштабные миграционные зачистки, потом у них заводы встают, а местные «хангуки» (корейцы – прим. ред.) от такой работы уже отвыкли. И начинается опять ослабление режима…

ЕСТЬ ЛИ ЛЕГАЛЬНАЯ РАБОТА В КОРЕЕ?

Есть, но только для квалифицированных специалистов, преимущественно со знанием языка. Южная Корея может принимать официально по рабочей визе радиоинженеров, инженеров–конструкторов, IT-специалистов, технологов, учёных в области прикладных наук, специалистов в области физики и химии.

Средняя зарплата по стране 3.000$, в зависимости от квалификации можно получать до 6.000$. Женщины и иностранцы получают немного меньше, чем мужчины-корейцы. Общий объём налоговой нагрузки составляет 26%, таким образом среднестатистический кореец после уплаты налогов приносит домой около 17.000 долларов США в год. Формально в стране 5–дневная неделя с 8–часовым рабочим днём, однако статистические исследования показывают, что фактическое время, проведённое на работе в день, составляет немногим больше 10 часов.

Рабочая виза C-4 оформляется при наличии копии контракта с нанимателем, в ряде случаев требуются справки о несудимости, приглашения от принимающей стороны, медицинские справки, заверенные копии документов о высшем или профессиональном образовании. Получив рабочую визу по приглашению конкретного работодателя, работник не имеет права сменить работу. При увольнении действие визы прекращается и уволенному даётся 1 месяц на то, чтобы покинуть Южную Корею

Сезонность работы и зарплаты в ЮК

И так, сегодня я расскажу актуальную информацию про заработную плату в Южной Кореи для Россиян.

В Корею пошел очень высокий поток людей со стран СНГ после падения курса рубля и Российской экономики. Так же росту количества людей отправляющихся на заработки в Южную Корею повлиял то, что гражданам РФ больше не требуется виза, чтобы отправиться на срок менее 60 дней.

Увеличение количества неквалифицированных работников привело к тому, что размер заработной платы уменьшился. Даже учитывая это, поездки в Корею на заработки остаются по прежнему очень выгодными, из за низкого курса рубля.

Средняя зарплата на полях теперь колеблется от 70 до 90 тысяч вон в день. Если переводить в рубли — 3.850 — 5.040 рублей за 10-12 часовой рабочий день. Ранее средняя зарплата составляла 80-110.000 вон.

Если брать в расчет работу на арбузах, то зарплата упала достаточно, и в среднем составляет 160.000 вон или 9.000 рублей за 18 часовой рабочий день. Ранее на арбузах можно было заработать около 250.000 вон

Что касается работы на заводах — то оплата примерно 70.000 (3.850 р) за 9 часовой рабочий день и около 8.000 вон (450 р) за каждый час переработки. Зарплата на заводах изменилась не сильно, а вот количество проверок со стороны миграционной службы увеличилось значительно.

Так же, в связи с тем, что работа на заводах значительно легче работы на полях, количество желающих сильно выросло, и это означает во первых повышенную комиссию на трудоустройство на заводах, а во вторых — то что работать вы будете не 6 дней в неделю как раньше, а в лучшем случае дня 4-5.

Хоть раньше и зарплата была повыше, но даже нынешняя зарплата очень высокая по меркам России. Основная проблема — найти вакансию, где работа будет хотя бы 5-6 дней в неделю.

Многие, кто отправляется на заработки в Южную Корею сталкиваются с вопросами — в какие месяцы лучше отправляться на заработки? Есть ли период, когда работы в Корее нет?

Действительно, Россиян сейчас очень много, помимо того, что зарплаты упали, так же в некоторые месяца просто не хватает рабочих мест.

Самое благоприятное и выгодное с точки зрения заработка время для работы в Южной Корее — с начала августа по конец октября. Период муссонных дождей окончен, а значит в полную силу начинает работать сельскохозяйственная отрасль. Поля Кореи могут принять к себе на работу огромное количество работников. Отсюда следует — работы много, работы хватает всем.

Чаще всего в это время очень много переработок, и кто отправляется на заработки именно в этот период, как правило и зарабатывают больше всего денег. Если средний заработок за два месяца в апреле-мае составит около 180.000 рублей, то в августе-сентябре можно заработать все 300.000.

Так же к благоприятным периодом можно отнести февраль, март, апрель, май и половину июня и ноябрь. Температура на улице достаточно комфортная для работы. Работы не так много как с августа по октябрь, но ее по прежнему достаточно для хорошего, по меркам России заработка. В этот период можно заработать до 220.000 рублей.

В период муссонных дождей с 15 июня по 15-25 июля работа происходит с перерывами. Корейцы набирают очень много народа, чтобы они успели обучиться к началу августа, но работа постоянно прерывается из за дождей. Почти все сельское хозяйство, большинство арбайтов и более половины заводов в дождливую погоду не работают.

Это означает, что люди могут работать около 3-4 дней в неделю, а т.к. платят корейцы за число отработанных дней, а люди ограничены сроком прибывания, соответственно общая заработная плата за 2 месяца падает. Так же большинство работодателей кормят только на работе, и в дождливую погоду придется питаться за свой счет. И даже в солнечный день, вы можете не выйти на работу, ведь урожай всходит медленно, из за постоянных дождей. Средний заработок в этот период не превышает 90.000 в месяц.

Так же в Корее есть зима. Не самая холодная, но и этого достаточно, для перерыва в работе в сельском хозяйстве. Зимой для нелегального рабочего остается только один вариант — заводы. Средняя месячная зарплата на заводе около 100.000 рублей. Основная проблема в том, что заводы имеют ограниченное количество мест, а количество желающих отправится на заработки зимой из России в Корею как правило только увеличивается и превышает количество рабочих мест. Основной проблемой отправиться на заработки зимой — будет найти агентство у которого действительно имеются рабочие места.

Во многом изменилось и отношение к русским. Если в 90-х и 2000-х Россияне считались лучшими рабочими, и отрывались с руками, то сейчас, в связи с огромным наплывов, все больше и больше на заработки отправляются алкоголики, бывшие заключенные и просто лентяи. Отношение к русским рабочим со стороны корейцев падает. Многие работодатели отказываются от наших соотечественников сразу после первой же драки или шумной пьянки, потому что слишком много происшествий происходит, если на это закрывать глаза.

Лично меня, который наблюдает это все со стороны, очень сильно раздражает, когда рабочие с тайланда и филипин зарабатывают на той же работе, не делая ничего лучше или больше, а зачастую и меньше, получают зарплаты на порядок выше, только потому, что заезжают туда в долгосрочный нелегал. Очень плотно в Корее там сидят граждане Кыргызстана, которые каким-то образом делают этнические визы своим гражданам, которые корейцами не являются.

За счет огромного количества легальных киргизов, заработки у них очень высокие. Что касается Казахстана и Беларуси, то у них ситуация примерно такая же, как и у русских. Если брать Таджикистан, Монголию и Узбекистан, то они заезжают по туристической визе и сидят годами. Их диаспоры очень многочисленные, как правило знают корейский язык. Для своих они готовят лучшие места с лучшими условиями.

Хотя опять же лично мое мнение — именно те русские, которые приехали именно работать — вне конкуренции. А все кто там бухает, ленится и пытается быть хитрее всех — создают плохое впечатление и роняют зарплату.

В любом случае, прежде чем отправляться, нужно осознавать — куда вы едете и зачем. Work and Trevel — не подойдет в случае с Южной Кореей. Но тот, кто действительно едет работать и зарабатывать, а не зарабатывать и бухать/веселиться — свои деньги заработает.

Добавить комментарий